Главная - Заключение и расторжение брака - Кто собирает доказательства по уголовному делу

Кто собирает доказательства по уголовному делу


Кто собирает доказательства по уголовному делу

Законы Российской Федерации по УПК РФ

  1. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»
  2. «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя»
  3. «О средствах массовой информации»

Статья 86. Собирание доказательств

Согласно Уголовно-процессуальному Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим , устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела . При этом собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим . В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам этим .

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин К.В. Иванов, осужденный за совершение преступления, просит признать противоречащими Конституции Российской Федерации «Недопустимые доказательства», «Собирание доказательств» и «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» УПК Российской Федерации, которые, по его мнению, позволяют суду при постановлении приговора использовать недопустимые доказательства, полученные с нарушением Федерального от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Обращает внимание на то, что суд удовлетворил ходатайство адвокатов о признании недопустимым доказательством по делу протокола эксгумации трупа С.

по тем основаниям, что заполнение этого протокола в части изъятого в ходе проведения данного следственного действия, его упаковки и дальнейшей судьбы, имело место после окончания предварительного следствия и ознакомлении обвиняемых и их защитников с материалами дела.

Вместе с тем, в условиях противоречивых показаний свидетеля — следователя Д., данных им в ходе судебного разбирательства 29 апреля 2015 года и 19 августа 2016 года относительно обстоятельств заполнения протокола эксгумации трупа, без устранения иных противоречий и пробелов, допущенные при производстве данного следственного действия, в том числе не устраненных при допросе 19 августа 2016 года другого свидетеля — заведующего отделом экспертиз трупов <.> бюро СМЭ Я., суд необоснованно признал допустимыми доказательствами по делу результаты эксгумации — изъятые из трупа пули, заключения экспертов-баллистов, что, по мнению адвоката, противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, в частности, , , , , УПК РФ, регламентирующих порядок оформления протоколов следственных действий и проведения осмотра трупа в их взаимосвязи.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.М. Дреев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность положений «Основание уголовной ответственности», «Понятие преступления» и «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК Российской Федерации, «Полномочия суда», «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», «Доказательства», «Недопустимые доказательства», «Доказывание», «Собирание доказательств», «Проверка доказательств», «Правила оценки доказательств» и «Обязательное назначение судебной экспертизы» УПК Российской Федерации, а также пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522, который устанавливает правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека и выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица. 1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Т.В.

Мартыненко, осужденный за совершение преступления, просит признать не соответствующими , , , и Конституции Российской Федерации «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», «Доказывание», «Собирание доказательств» и «Правила оценки доказательств» УПК Российской Федерации.

По утверждению заявителя, данные взаимосвязанные законоположения не обязывают дознавателя, следователя, прокурора и суд собирать, проверять и оценивать доказательства невиновности обвиняемого, позволяя вынести обвинительный приговор без установления времени и мотива совершения преступления. Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах, доказательства, положенные в основу осуждения Надуева собраны с соблюдением требований УПК РФ и УПК РФ и сомнений в их достоверности не вызывают.
Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах, доказательства, положенные в основу осуждения Надуева собраны с соблюдением требований УПК РФ и УПК РФ и сомнений в их достоверности не вызывают.

Согласно Уголовно-процессуальному Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим , устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела . При этом собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим . Результаты же непроцессуальных действий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках, которые могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона.

Согласно общим правилам доказывания, закрепленным в нормах Уголовно-процессуального Российской Федерации, собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных данным Кодексом ; проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство .

Кроме того, данного Кодекса предусматривает право суда вынести частное определение или постановление и в других — прямо не указанных в законе — случаях, если суд признает это необходимым, в том числе по причине непредставления по запросу суда нужных ему документов.

Оспариваемые же заявителем нормы Уголовно-процессуального Российской Федерации регламентируют порядок доказывания по уголовным делам (, , , и ), а также устанавливают требования к приговору суда (, и ), в том числе в части обязательности решения вопроса о наличии или отсутствии обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание, и не лишают стороны основанного на данного Кодекса права собирать и представлять доказательства по этому вопросу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб доказательства, положенные в основу осуждения Рябочкина, Денисова и Симакова собраны с соблюдением требований УПК РФ и УПК РФ и сомнений в их достоверности не вызывают.

2. Опрос лиц с их согласия

Следует отметить, что по этому вопросу в различных печатных изданиях имеется значительное количество публикаций.

Опрос, как предусмотрено п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, производится только с согласия лица, которого возникла необходимость опросить. Сам опрос, как представляется, может быть оформлен в виде ответов на конкретные вопросы, либо в форме свободного рассказа с постановкой уточняющих вопросов в конце его. Отдельного внимание заслуживает вопрос о возможности совершения рассматриваемого действия после допроса этого же лица следователем в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого.

Отдельного внимание заслуживает вопрос о возможности совершения рассматриваемого действия после допроса этого же лица следователем в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого.

Как представляется, такой опрос возможен только в случае, если в ходе их допросов не были выяснены все вопросы, имеющие существенное значение для дела. Ход и результаты опроса предлагается фиксировать в специальном документе, например, назвав его «Протокол опроса лица с его согласия». Не рекомендуется называть его протоколом, т.к.

УПК РФ составление такого процессуального документа предусмотрено по результатам производства процессуальных действий, проводимых следственными органами. При составлении же акта, его можно отнести к иным документам, как виду доказательств, предусмотренных п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ и отвечающих требованиям ст.

84 этого же Кодекса. В акте должны найти отражение следующие данные: сведения об адвокате, проводившем опрос, с указанием адвокатского образования, адвокатской палаты субъекта РФ, в которых значится этот адвокат, его номер в соответствующем реестре и номер ордера, на основании которого он выполняет поручение по данному делу; фамилия, имя, отчество, дата и место рождения опрашиваемого лица, его место жительства, место работы, должность, домашний и рабочий телефоны, сведения о документах, удостоверяющих его личность, отношение к обвиняемому и потерпевшему; отметка о согласии на опрос. Акт опроса, как представляется, должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу допроса свидетеля (ст.ст. 189-191 УПК РФ).

Собирание доказательств адвокатом-защитником

Внимание!

Если вам необходимо задать вопрос юристу и получить бесплатную консультацию, это можно сделать на сайте «». / / Вы и адвокат»>Продолжая рассмотрение деятельности защитника на стадии предварительного расследования, следует отметить, что собирание адвокатом-защитником — это право защитника впервые предоставленное ему с момента вступления в силу в 2001 году Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.Вместе с тем, данное положение является одним из самых дискуссионных вопросов теории и практики российского уголовного процесса – вопрос о праве адвоката доказательства, необходимые для эффективной защиты подозреваемого или обвиняемого. Еще совсем недавно многие авторы не признавали за защитником этого права, несмотря на то, что оно было закреплено в Конституции Российской Федерации.Так, согласно части 3 статьи 123 Конституции РФ уголовное судопроизводство, в том числе и на досудебной стадии должно быть состязательным.

Право адвоката самостоятельно собирать «свои» доказательства есть самое важное проявление состязательности процесса.Теперь это право предусмотрено положениями части 3 статьи 86 УПК РФ. В соответствии с данным положением защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.На первый взгляд можно сделать вывод: поскольку в тексте данной статьи УПК РФ прямо говорится о собирании доказательств защитником наряду с органами уголовного преследования и судом, то из одного этого можно сделать вывод, что действительно приобрел новые и полные правомочия в основной части доказывания – собирании доказательств. Однако такой вывод будет поспешным, так как объявить право и гарантировать его реализацию – далеко не одно и то же.В связи с этим, интересно сравнить положения статьи 86 УПК РФ с соответствующими положениями Федерального закона РФ от 26.04.2002 г.

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

. В части 3 статьи 5 указанного закона говорится, что адвокат вправе:

  1. собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций;
  2. опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
  3. собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодателем Российской Федерации.

В двух Федеральных законах одна и та же по существу норма сформулирована в отношении прав -защитника различно: по УПК РФ защитник может собирать доказательства, а по Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат-защитник может собирать сведения, опрашивать лиц, собирать и предъявлять предметы и документы, которые могут быть признаны в дальнейшем доказательствами.Казалось бы, в тех и других нормах речь идет об одном и том же – о передаче следователю или суду письменных документов и предметов, которыми располагает то или иное лицо, но доказательствами они становятся только после того, как следователь или суд их примет и решит приобщить к делу.Ключевой нормой здесь выступает перечень доказательств, закрепленных в части 2 статьи 74 УПК РФ.

В качестве доказательств в соответствии с данной статьей, допускаются: показания , обвиняемого; показания , свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показание ; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иныеКак видно, формулировка четкая и однозначная – только эти семь разновидностей процессуальной информации являются доказательствами по . Среди них нет ни опросов лиц, ни предметов, документов, «собранных» адвокатом – защитником на основании статьи 86 УПК РФ.

Если показания лиц, которые, как известно, появляются в деле только посредствам допросов, очных ставок, т.е.

следственных действий, исключительное право на проведение которых имеют только специально уполномоченные органы уголовного преследования (статьи 21 УПК РФ). Есть доказательства, которыми признаются предметы только в том случае, если они исследовались следователем и приобщены к делу его специальным постановлением (статья 81 УПК РФ). Есть «иные документы», которые приобщаются к делу опять же по усмотрению следователя (статья 84 УПК РФ).Итак, например, опрос лица защитником станет доказательством по делу лишь в том случае, если следователь путем следственного действия – допроса – получит от этого лица показания.

Точно так же обстоит дело с другими процессуальными возможностями защитника по «собиранию» доказательств, предусмотренными статьей 86 УПК РФ.Поэтому до признания представленных сведений, документов и предметов доказательствами они не имеют такого статуса. С этих позиций представляется спорной позиция законодателя о том, что защитник вправе собирать доказательства.Как представляется, верную позицию в этом вопросе занимает С. А. Шейфер, который указывает: «Признать представленный объект доказательством, ввести его в дело, т.е.

включить в систему уже собранных доказательств — это исключительная прерогатива органа расследования, прокурора и суда.

Принятие решения о приобщении предмета или документа к делу, в сущности, представляет собой акт закрепления доказательства, завершающий момент собирания (формирования) доказательства. Пока такое решение не принято – доказательства еще не существуют. Оно еще «не собрано, не сформулировано» [1].С вопросом возможности адвоката-защитника на предварительном собирать доказательства связана проблема так называемого «параллельного расследования», под которым понимается осуществление «следственных» действий защитником по выявлению оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств [2].С критикой указанного мнения выступил ряд российских юристов.Так, З.
Оно еще «не собрано, не сформулировано» [1].С вопросом возможности адвоката-защитника на предварительном собирать доказательства связана проблема так называемого «параллельного расследования», под которым понимается осуществление «следственных» действий защитником по выявлению оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств [2].С критикой указанного мнения выступил ряд российских юристов.Так, З.

Макарова определяет, что защитник собирает не доказательства, а фактические данные, обладающие свойством относимости, которым следователь придает свойство допустимости, в результате чего в уголовном процессе появляются доказательства [3]. В. Божьев отмечает, что воплощение идеи «параллельного расследования», сопровождаемого производством «частных расследовательских мер», парализует возможность проведения неотложных следственных действий следователем и органом дознания, так как проведение таких действий после осуществления «частных расследовательских мер» становится нередко бессмысленным [4]. Н.Громов, В. Лисоволенко и А.

Гришин считают, что параллельное расследование не может быть гарантией прав обвиняемого [5].По мнению Т.Т.

Алиева, Н.А. Громова и Л.В. Макарова,

«подобные идеи о возможности «параллельного расследования»

по сути своей иллюзорны.

Реализовать данную концепцию можно, лишь сломав систему российского уголовного процесса.

Поскольку он является процессом смешанного типа. Многие в погоне за модным понятием «состязание» совершенно не отдают себе отчета не только в том, как это все будет выглядеть с точки зрения нравственности, а также – с точки зрения теории доказывания. Не допросив защитника в качестве об источниках получения указанных данных, эти данные нельзя использовать в качестве доказательств по делу – закон же запрещает это делать» [6].Законодатель, указав на право защитника собирать доказательства, не определил и процедуру получения адвокатом сведений, документов и предметов.

Возможно, это может быть истребование доказательств.Опрос адвокатом лица, которому могут быть известны оправдывающие его подзащитного сведения, возможен только с согласия этого лица (пункт 2 части 3 статьи 86 УПК РФ). Данный опрос может быть произведен и частным детективом – по поручению адвоката, после заключения соответствующего соглашения. Закон РФ от 11.03.1992 г.

«О частной детективной и охранной деятельности в РФ»

[7] дает адвокату такую возможность.В уголовно – процессуальном законе не решен вопрос, должен ли адвокат в разговоре с опрашиваемым им лицом сказать, что является защитником подозреваемого или , или же достаточно просто согласия данного лица.

Полагаем, что адвокат если не сразу, то хотя во время опроса должен сообщить опрашиваемому, для чего нужны получаемые от него сведения.

И уже конечно адвокат не вправе придумывать, для более успешного опроса лица, «легенду» о своей принадлежности к какому-либо «компетентному» ведомству, а тем более – принуждать опрашиваемого к даче ложных показаний.В ходе опроса адвокату могут стать известны отягчающие ответственность его подзащитного сведения.

В этом случае адвокат должен исходить из того, что его деятельность направлена на защиту интересов клиента, в связи с чем он не вправе передавать эти сведения должностному лицу, ведущему расследование.Поскольку уголовно–процессуальный закон не говорит о том, как оформить результаты опроса, представляется, что адвокат может обратиться с просьбой к гражданину собственноручно записать данные им объяснения с указанием: анкетных данных опрашиваемого лица; фамилии, имени и отчества адвоката и номер юридической консультации, в которой тот работает; фактических обстоятельств, ставших известными опрашиваемому лицу.
В этом случае адвокат должен исходить из того, что его деятельность направлена на защиту интересов клиента, в связи с чем он не вправе передавать эти сведения должностному лицу, ведущему расследование.Поскольку уголовно–процессуальный закон не говорит о том, как оформить результаты опроса, представляется, что адвокат может обратиться с просьбой к гражданину собственноручно записать данные им объяснения с указанием: анкетных данных опрашиваемого лица; фамилии, имени и отчества адвоката и номер юридической консультации, в которой тот работает; фактических обстоятельств, ставших известными опрашиваемому лицу.

Как представляется, результаты опроса должны быть подписаны как опрошенным, так и самим адвокатом.Далее. Защитнику предоставлено право проводить опрос лиц с их согласия.

Но опрос это не допрос. Отличие этих действий заключается уже в том, что допрос обеспечивается государственным принуждением.

Дача показаний на допросе в большинстве случаев – обязанность, при опросе – лишь право. Допрос следственное действие, опрос таковым не является. Чтобы факты, полученные защитником при опросе, стали доказательством, следователь или суд должны допросить опрошенное лицо с соблюдением всех прав допроса, предусмотренных УПК РФ.

Поэтому мы согласны с другим вариантом закрепления результатов опроса – изложение содержания беседы в ходатайстве с указанием лица, подлежащего вызову для его допроса следователем [8].Пункт 3 части 3 статьи 86 УПК РФ дает адвокату право на истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организации, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии. Однако следует учитывать и то, что необходимые ему сведения, составляющие, например, государственную, коммерческую или другую охраняемую законом тайну, едва ли будут ему предоставлены только лишь на основании составленного им запроса. В таких случаях адвокат должен заявить ходатайство об изъятии предлагаемых документов в рамках процессуальных действий, производить которые уполномочено должностное лицо органа предварительного расследования.

Следует также иметь в виду, что в УПК РФ срок исполнения запроса адвоката не указан, в связи с чем он фактически поставлен в зависимость от правил делопроизводства, действующих в той или иной организации, государственном органе.Кроме того, практика показывает, что органы государственной власти, местного самоуправления и других организаций нередко игнорируют запросы адвокатов по истребованию документов.

Никаких санкций за неисполнение запроса защитника в законе не установлено.Это еще раз подтверждает, что в плане самостоятельности защитника в собирании доказательств, их собирает только орган предварительного расследования, а защитник как был, так и остался ходатаем перед ним.В связи с этим мы согласны с мнением В. Быкова и Н. Громова, которые считают, что

«следовало бы в части 3 статьи 86 УПК РФ отразить, что защитник имеет право собирать сведения, представлять документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств»

[9].Но, как считает А.

Давлетов, в этой ситуации есть и положительный момент. Если раньше всякая инициатива адвоката в поиске новых доказательств и попытки их фиксации воспринималась органом предварительного расследования как незаконное противодействие, что было чревато неприятностями для адвоката – защитника, то теперь он вправе активно разыскивать информацию в пользу подзащитного и даже по-своему закрепляет ее [10].Литература

  • См.: Макарова З. Состязательность нужна, но какая? // Законность. 1999. № 3. С. 25.
  • Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. – Тольятти, 1998. С. 45 — 46.
  • См.: Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 50.
  • Алиев Т.Т., Громов Н.А., Макаров Л.В. Уголовно-процессуальное доказывание. – М., 2002. С. 49.
  • См.: Кузнецов Н., Дадонов С. Право защитника собирать доказательства: сущность и пределы // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 32.
  • См.: Громов Н., Лисоволенко В., Гришин А. Защита в состязательном уголовном процессе // Следователь. 1999. № 8. С. 21
  • Быков В. , Громов Н. Право защитника собирать доказательства // Законность. 2003. № 10. С. 12.
  • См.: Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Советская юстиция. 1990. № 7. С. 22.
  • Собрание законодательства РФ. 1992. № 17. Ст. 888
  • См.: Божьев В.К. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. 2000. № 1. С.49

Читайте такжеВнимание!

Информация, размещенная на страницах данного сайта, касается типовых способов решения тех или иных юридических вопросов. Жизненная ситуация, в которой оказались вы, носит уникальный характер.

Поэтому, чтобы узнать, как решить ВАШУ проблему, свяжитесь со мной любым из способов, указанных ниже.

СИДОРОВ Анатолий СтаниславовичадвокатКонсультации, защита и представительство по уголовным и гражданским деламтел: +7(904)8768419, +7(918)2414010Следующая статья: Предыдущая статья: Рубрика: Метка:

Другой комментарий к Ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Основным способом собирания доказательств является производство следственных и судебных действий, результатом которых становится получение облеченных в предусмотренную законом процессуальную форму сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению.

Закон устанавливает порядок проведения следственных действий, нарушение которого влечет недопустимость полученных доказательств (см.

комментарий к ст. 75 УПК РФ). 2. Закон предусматривает возможность получения доказательств и посредством иных, помимо указанных в главах 23 — 27, 37 УПК РФ, действий.

Такими действиями является истребование документов, а также их приобщение к делу. 3. Предоставление перечисленным в ч. 2 ст. 86 участникам процесса права собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств порождает обязанность лица (органа), в чьем производстве находится дело, разрешить заявленное ходатайство.

Если оно будет удовлетворено, то документ или предмет обретут статус доказательства. Таким образом, процессуальным действием, влекущим появление в деле нового доказательства, является постановление (определение) о приобщении к делу документа или предмета. 4. Формулировка ч. 2 ст. 86 является более точной, чем указание на право «представлять доказательства», принадлежащее потерпевшему (ст.

42 УПК РФ), гражданскому истцу (ст. 44 УПК РФ), подозреваемому (ст. 46 УПК РФ), обвиняемому (ст. 47 УПК РФ) и гражданскому ответчику (ст.

54 УПК РФ). Все перечисленные участники процесса могут лишь заявлять ходатайства об истребовании письменных документов, приобщении к уголовному делу имеющихся в их распоряжении документов и предметов в качестве доказательств, а также о производстве следственных и судебных действий, направленных на получение конкретного доказательства.

5. Круг лиц, правомочных заявлять ходатайства, порядок их заявления и разрешения установлены законом (см.

комментарий к ст. ст. 119 — 122 УПК РФ). 6. Процессуальная регламентация участия защитника в собирании доказательств сформулирована в законе достаточно широко: получение предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ). В п. 2 ч.

3 и п. 3 ч. 3 данной статьи конкретизированы два из возможных способов получения интересующей защитника информации. Во-первых, это опрос любого лица, если оно даст согласие отвечать на вопросы защитника. В силу этого положения закона защитник не нарушает ни процессуальных норм, ни профессиональной этики, если он предложит лицу сообщить те или иные сведения.

Однако лицо, которому защитник сделал такое предложение, вправе ответить отказом, и принуждать его к беседе защитник не может.

Защитник не вправе предложить допрошенному лицу изменить свои показания в суде. Во-вторых, это истребование справок, характеристик, иных документов от тех органов и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Несмотря на указанное в ч. 3 ст.

86 право защитника собирать доказательства, его содержательное раскрытие свидетельствует о том, что сведения, собираемые им, не имеют надлежащей процессуальной формы и в силу этого не могут иметь статуса доказательств. Указанные документы приобретают такой статус только после решения суда, прокурора, следователя, дознавателя о приобщении их к материалам дела.


proffbuhuslugi.ru © 2020
Наверх